Полонез огинского играть на хромке гармоне

Полонез Огинского.</p>
<p>Мы все родом из детства. Это целая страна с ежедневными удивительными открытиями. Тысячи вопросов и тысячи ответов на них. В то время нам казалось, что детство бесконечно, Мы торопили, подгоняли время, всё спешили стать взрослыми и мы ими стали. Родили, и воспитали своих детей. Но, наверное, со мной многие согласятся, что из тех тысяч вопросов из детства, ответы мы нашли не на все. Кто-то забыл о них, а кто-то ищет эти ответы всю свою жизнь и не находит.<br />
Мой отец был гармонистом. Я этим страшно гордился. Ни одна свадьба, ни одни проводы в армию или какой-либо праздник без присутствия на них отца не обходились. Приходили, приглашали отца, ну и естественно маму. В доме начинались маленькие хлопоты. Мама гладила отцу рубашку и брюки, а я же весь был в предвкушении, когда родители вернуться домой и принесут мне какой-нибудь гостинец. В общем, всё было очень здорово. В остальные дни гармошка лежала под кроватью и отец её в руки не брал.<br />
В один из летних дней мы все были дома. Мама что-то делала на кухне, я с книжкой сидел на диване. Тут в дом вошёл отец и сел на стул, стоявший у русской печки. Затем он вдруг достал из-под кровати гармошку и заиграл. Это надо было слышать. К тому времени я сам уже достаточно прилично умел на ней играть. Но это было что-то невообразимое. Я до сих пор удивляюсь, как из этого, вроде бы незатейливого инструмента, можно было извлечь такое количество звуков. Его толстые пальцы, больше привыкшие к кувалде кузнеца, двигались с такой удивительной лёгкостью, а мелодия просто завораживала. Но когда я увидел глаза отца, мне стало не по себе. Такими отцовские глаза я увидел впервые. Глубокие, просто бездонные, смотрящие в какую-то мне непонятную даль. Отец играл, мама перестала греметь посудой, а я весь в оцепенении и сбегающими по всему телу мурашками сидел и слушал. Позже я узнал, что это был полонез Огинского. Закончив играть, отец встал и вышел из дома. Что-то заставило меня выйти следом. Выйдя, я увидел отца идущего в  сторону леса. Домой он вернулся под вечер, и дальше было всё как всегда.<br />
Прошло много лет, отца не стало. И когда я слышу полонез Огинского, то передо мной встаёт маленький деревенский дом, у печки отец, играющий на гармошке и его глаза. И каждый раз я задаю себе вопрос, что тогда было? Что ты этим хотел сказать? Хотел чем-то поделиться или что-то давал понять мне? Что тебя тогда отец мучило???!!! Что ты хотел???!!!<br />
Кто-то, прочитав, возможно усмехнётся и скажет: ну пришёл мужик и решил с устатку на гармошке сыграть. Что же тут необычного? Нет, тысячу раз нет. Просто надо было его знать. Ни до этого, ни после подобного больше не повторялось.<br />
Что ты хотел сказать отец???!!!<br />
#Детство
За три ведра картошки. Пустой репетиционный класс наполнен музыкой. Присаживаюсь с. поистине золотые звуки гармони тульской, хромки, двухрядки, шуйской. Воспитатель играл, а дети и пришедшие сюда жители хутора Ланин. помощи мастера, он полонез Огинского исполнял так, что если слушать, закрыв . Далее

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники