Частота музыкальных нот

США пытались устроить «оранжевую» революцию на Кубе с помощью рэперов и музыкантов хип-хопа, на специальную программу было потрачено несколько миллионов долларов, пишет агентство Associated Press. Операция проводилась на протяжении двух лет, но закончилась провалом. Но не исключено, что подобные технологии могут использоваться и в других странах, в том числе у нас в стране. Недаром некоторые американские политики постоянно говорят о том, что их ближайшая цель – изменение политического режима в России.<br />
По данным Associated Press, в 2009 году подрядчик Вашингтона компания Creative Associates International начала раскручивать кубинскую хип-хоп группу Los Aldeanos. Из поклонников творчества музыкантов планировалось сделать политических активистов, внедряя в фан-группы антиправительственные идеи. Параллельно применялись усилия по созданию кубинского аналога «Твиттера».<br />
Примечательно, что к работе привлекли Райко Божича, который ранее занимался организацией концертов студенческого движения в Сербии, что стало не последним фактором свержения в 2000 году президента Слободана Милошевича.<br />
Заговор против Рауля Кастро был раскрыт кубинскими спецслужбами, музыканты были вынуждены эмигрировать из страны. Но сам по себе факт операции интересный. Кстати, оператором было Агентство США по международному развитию (USAID). С 1992 по 2012 года эта организация активно работала в России и помогала Московской Хельсинской группе, ассоциации «Голос», обществу «Мемориал».<br />
Изучением влияния культуры на массовое сознание на Западе занимаются уже давно. В тысячах книг описаны исследования по тому, как влияют на настроения людей и восприимчивость ими информации цветов, музыкальных ритмов, стилей телепередач. Кстати, наиболее последовательно такими изысканиями с 1946 года занимается созданный при поддержке Фонда Рокфеллера Тавистокский институт человеческих отношений в английском графстве Суссекс. Недавно вышедшая о его деятельности книга журналиста Даниэля Эстулина уже наделала немало шума. Автор утверждает, что методы Тавистокского института широко применяются в разных частях света и принимают формы уже масштабных проектов в области социальной инженерии.<br />
Что касается музыки, то о ее воздействии знали и раньше. К примеру, камертон, дающий ноту «ля» на протяжении многих веков, начиная еще с музыкантов античности, настраивался на частоту 432 Гц. Во второй половине XIX века была попытка установить новую норму – 440 Гц. Ей воспротивился знаменитый композитор Джузеппе Верди, которому удалось собрать вокруг себя музыкантов и отстоять старый стандарт. С тех пор настройку на основе камертона 432 Гц называют «вердиевским строем». Окончательно перешли на новую частоту в 440 Гц только в 1953 году, когда она была закреплена в решении Международной организации по стандартизации (ISO). Тем, кому кажется, что 8 Гц не играют никакой роли, уместно напомнить, что в «третьем рейхе» был принят свой стандарт – с еще большим увеличением частоты, в 449 Гц.<br />
Поэтому неудивительно, что, планируя изменение политической системы в Сербии или на Кубе, американцы решили воздействовать на людей в том числе и через музыку. Кстати, активно использовалась музыка и во время событий на Майдане в Киеве, как в 2004-м, так и в 2014 году. Да и вряд ли у кого есть сомнение, что крупным социальным потрясениям в нашей стране в конце XX века сопутствовало изменение музыкальных вкусов общества.</p>
<p>– Конечно, музыка влияет на поведение людей, заражает определенными стереотипами, – говорит профессор Московской консерватории им. Чайковского, заслуженный деятель искусств РФ Наталья Гилярова. – Скажем, громкий звук агрессивен, а нормальное звучание может успокаивать. В какой-то степени, влияет и то, насколько музыка отвечает национальным традициям. Хотя не всё однозначно. Скажем, сейчас многих молодых людей сложно заставить слушать русский фольклор. Но своя культура ближе людям, действует на подсознание. Я вспоминаю, как в 1970-е годы нам как-то показали похоронный обряд лемок, есть такой народ в Прикарпатье. И нас, трех разных человек, этот обряд совершенно не тронул, среди нас был один армянин, одна русская и одна украинка. Оказалось, что чужую культуру не просто понять.</p>
<p>Старший научный сотрудник сектора зрелищно-развлекательной культуры Государственного института искусствознания Юрий Дружкин считает, что сама по себе музыка вряд ли может привести к политическим изменениям, но может служить подспорьем для этого:<br />
– В случае с Кубой речь идет о рэпе. Особенность этого стиля – большое количество текста за определенный промежуток времени. Музыка и ритм тут служат для повышения внушаемости людей. Если говорить в общем, то музыка способна изменить состояние сознания людей, хотя сама по себе она не может программировать людей ни к революции, ни к контрреволюции. Во всяком случае, такая простая музыка как рэп.</p>
<p>В своё время считалось, что классическая музыка может побуждать к каким-то действиям. Можно вспомнить повесть Льва Толстова «Крейцерова соната», там есть соображения о возможностях музыки Бетховена. В книге знаменитого психолога Льва Выготского «Психология искусства» говорится, что музыка способна высвобождать силу подсознания.<br />
Сама музыка ни к чему не побуждает, но как бы «открывает шлюзы» подсознания. Если на фоне измененного музыкой сознания при массовых акциях произносятся какие-то слова, настраивающие на тот или иной лад, то это будет иметь эффект. Этого, конечно, не достаточно для революции, но способствовать ей музыка может. Сочетание музыки с текстом – сильная вещь.</p>
<p>«СП»: – Разное ли воздействие оказывают разные музыкальные стили, разная национальная принадлежность произведений?<br />
– Важно, чтобы любой музыкой пользовались люди, имеющие собственную голову и здравый смысл. И вот таких людей надо воспитывать и видеть в своем народе. Нельзя считать свой народ «быдлом», которым можно манипулировать с помощью музыки. Свой народ надо принимать за общество умных и уважающих себя людей. Тогда самого вопроса о манипуляции музыкой не возникнет. Нормальному человеку любая музыка будет с пользой. Как и любой интеллектуальный продукт, который превращается в яд только в голове, которая не может его переварить.</p>
<p>«СП»: – На ваш взгляд, звучащая по телевидению, радио, в торговых центрах музыка соответствует нашей культуре?<br />
– Вопрос не простой. Скажем, наша ли культура или не очень русский шансон? А Чайковский, а Моцарт, а Бах? Отвечу, что никакой цензуры быть не должно, так как она мешает видеть социальный процесс. Но культурная политика государства должна быть более эффективной, более наступательной, более системной. Этого, к сожалению, сейчас нет.<br />
Просто заниматься выискиванием «чуждой» музыки не правильно. Надо понимать, что и почему нравится людям. Из этого понимания можно строить культурную политику, которая ныне сильно разрушена, и это наша беда. Это приводит к незащищенности нашей культуры.<br />
Мы должны понимать, что культура это не набор искусств, таких как кино, цирк, театр, музыка, литература, живопись, а триединство этики, эстетики и логики. То есть, различения правды, красоты и долга, ведущего к мечте и духу. Соответственно, через культуру можно поднимать дух, а можно и опускать. Как опускать дух, занимался и занимается до сих пор Тавистокский институт. Он вплотную занимается музыкой, – предупреждает специалист по символике, политолог Андрей Девятов. – Музыка – это символы, а они действуют на бессознательное. Запускаются чуждые цивилизационному коду символы, и матрица смыслов у человека разрушается на бессознательном уровне.</p>
<p>«СП»: – Много ли примеров такого воздействия?<br />
– Возьмем пример нашей страны. До поражения в Холодной войне в культуре наш цивилизационный код был доминантным. К примеру, наши космические корабли назывались «Восток», «Восход». Это были корабли с названиями нашего цивилизационного кода – «страны восхода». А теперь космические корабли называются «Прогресс», что означает цивилизационный код стран Запада, то есть «стран заката».<br />
Совершенно разный ритм у музыкальных произведений. Наша музыка – это вальс «На сопках Манчжурии», марш «Прощание Славянки». Но что у нас теперь? Джаз, западные рок-группы, которые так любят наши министры. Но если вы любите западные группы, то у вас сбит цивилизационный код.</p>
<p>«СП»: – Неужели рэп мог способствовать свержению режима на Кубе?<br />
– Музыкальные символы самые сильные. Они воздействуют напрямую на сердце, вызывают резонанс в душе. Если вы запускаете чужую символику, то на бессознательном уровне народные массы, мечтая о духе, начинают спускаться к инстинкту тела.<br />
При Кастро у кубинцев музыка, которая возвышает их. Возьмите хотя бы знаменитую песню «Команданте Че Гевара». Сравните ее с тем, что пытались внедрить американцы. И вы сразу почувствуете, в чем всё дело.</p>
<p>«СП»: – Джаз и рэп активно слушают в Америке, но это не приводит к политическим волнениям.<br />
– Рэп, хип-хоп, джаз – это и есть Америка, она на этом стоит. Это устои американцев. Конечно, они не изменят в США ничего. Но так ли уж безопасно слушать такую музыку нам? Послушайте оперу Глинки «Руслан и Людмила», и вы сразу поймете, в чем разница. Если бы каждый день мы слушали увертюру Глинки, то не потеряли бы свой цивилизационный код.</p>
<p>«СП»: – В Японии, Корее, Китае очень любят русскую классику и русскую эстраду, несмотря на культурные различия наших народов.<br />
– На самом деле, наши ритмы очень похожи на ритмы азиатских народов. Именно поэтому их души цепляют наши мелодии.<br />
Музыка оказывает сильное психологическое воздействие. При желании эмоциональное настроение можно увязать с идеологическим воззрением, и это не так сложно, – считает доктор филологических наук, профессор Елена Борисова. – В 1997 году я работала с сотрудником BBC Стивеном Розенбергом в качестве переводчика и экскурсовода.<br />
Он делал материал про пионеров в Москве. И я его повела на пионерский праздник, в конце мероприятия пели «Интернационал». Розенберг не знал этой музыки, но был поражен ею, она произвела на него сильное воздействие. Ему чужда подобного рода идеология, но музыка зацепила.<br />
Возможность использования музыки для
частота музыкальных нот; марш мендельсона скрипка. Частоты нот каждой соседней октавы отличаются в 2 раза. Например частота ноты «ля» второй. Они являются генетическим материалом всех музыкальных звуков, и их. Ниже самих нот также можно отыскать очень глубокую гармонию – общее. нота «до» с частотой колебаний 264 Гц; частота второй гармоники, или «2»,  . Далее

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники